Метка: Дата дня

Девяносто

okujavaВ этот день 90 лет назад родился поэт, стихи и песни которого сопровождают меня с юности до нынешнего времени. Простота мелодий и глубина текстов Булата сподвигли меня освоить гитару, выучиться игре «перебором» и петь песни Окуджавы везде, где только выпадала возможность. Желание же было всегда.

Continue reading «Девяносто»

Девяносто пять

К полудню дошло, что нынче не просто день, а день, который очень пышно был бы отмечен всем советским народом, кабы не развалился СССР.

Шутка ли сказать:

95 лет Великой Октябрьской социалистической революции

Когда я был пионером, меня интересовало 2 вопроса (в числе прочих, конечно):
— доживу ли я до 2000 года и
— доживу ли я до 100-летия Великой Октябрьской революции.
(вот такие временные засечки у меня были  )
Путём несложных математических расчётов я приходил к выводу, что до 2000 года, пожалуй доживу, а вот до столетия революции вряд ли…
Сейчас надеюсь дотянуть таки до 2017 года (немного уж осталось)

ДПР имени Медведева

 

Многим кажется, что за время своего пребывания на посту президента Дмитрий Анатольевич Медведев не сделал ничего выдающегося.

Что касается меня, то главной его заслугой я считаю Указ №1034 от 11 сентября 2009 года, которым был установлен новый профессиональный праздник — ДПР (День программиста в России).

С чем и поздравляю в первую очередь себя smile, а во вторую очередь всех коллег — российских программистов!
Безбажного кода вам и «ровных» алгоритмов!

Уильям Портер

Чуть не забыл — 11 сентября 150 лет назад родился Уильям Сидни Портер — тот, кто называл себя О.Генри.
Все его книги в своё время зачитаны «до дыр».
В детство он вошёл фильмом Л.Гайдая «Деловые люди». Юности посчастливилось увидеть «Трест, который лопнул».
А до сей поры с полки, хранящей лучшее и любимое, глядят на меня 3 тома собрания его сочинений…
======================================
Поцитирую, пожалуй:

* Спящий мужчина — это зрелище, от которого могут прослезиться ангелы. Что стоят сейчас его мозги, бицепсы, чековая книжка, апломб, протекции и семейные связи? Он — игрушка в руках врага, а тем паче — друга. И так же привлекателен, как наемная кляча, когда она стоит, привалясь к стене оперного театра в половине первого ночи и грезит просторами аравийских пустынь. Вот спящая женщина — совсем другое дело. Плевать нам на то, как она выглядит, лишь бы подольше находилась в этом состоянии. («Как скрывался Черный Билл»)

* Сам же я принципиально никогда не брал у своего ближнего ни одного доллара, не дав ему что-нибудь взамен – будь то медальон из фальшивого золота, или семена садовых цветов, или мазь от прострела, или биржевые бумаги, или порошок от блох, или хотя бы затрещина. («Совесть в искусстве»)

* Дело не в дороге, которую мы выбираем; то, что внутри нас, заставляет нас выбирать дорогу. («Дороги, которые мы выбираем»)

Александр Михайлович Гликберг

Восемьдесят лет назад ушёл из жизни русский поэт-сатирик Саша Чёрный. Александр Михайлович Гликберг — это он и есть.
В мою жизнь он вошёл вместе с альбомом Александра Градского «Сатиры». И не покидает до сих пор.

Вспомним…

 

ПОТОМКИ


Наши предки лезли в клети
И шептались там не раз:
«Туго, братцы… видно, дети
Будут жить вольготней нас».

Дети выросли. И эти
Лезли в клети в грозный час
И вздыхали: «Наши дети
Встретят солнце после нас».

Нынче так же, как вовеки,
Утешение одно:
Наши дети будут в Мекке,
Если нам не суждено.

Даже сроки предсказали:
Кто — лет двести,кто — пятьсот,
А пока лежи в печали
И мычи, как идиот.

Разукрашенные дули,
Мир умыт, причесан, мил…
Лет чрез двести? Черта в стуле!
Разве я Мафусаил?

Я, как филин, на обломках
Переломанных богов.
В неродившихся потомках
Нет мне братьев и врагов.

Я хочу немножко света
Для себя, пока я жив,
От портного до поэта —
Всем понятен мой призыв…

А потомки… Пусть потомки,
Исполняя жребий свой
И кляня свои потемки,
Лупят в стенку головой!